реферат скачать
 

Анализ свободных экономических зон: оффшорные центры

частности, в Южной Корее промышленная зона в г. Куми специализируется на

выпуске электронных и электротехнических изделий, в г. Чханвоне — на

производстве машиностроительной продукции, в г. Ечхоне — на выпуске

нефтехимической продукции.

ЭПЗ на о. Маврикий, в Шри-Ланке, Египте и Доминиканской Республике

специализируются на выпуске и экспорте одежды, текстильных изделий, обуви и

других товаров.

Одна из крупнейших ЭПЗ в Малайзии, расположенная на о. Пинанг, является

крупнейшим в мире центром по выпуску электронных компонентов, электронно-

вычислительной техники и бытовой электронной аппаратуры. Специалисты

называют о. Пинанг "силиконовым островом" или второй "силиконовой долиной"

за пределами США. Такую же специализацию имеет индийская ЭПЗ "Санта-Круз

Электронике Экспорт Процессинг Зоун".

В Израиле одна из свободных торговых зон, расположенная недалеко от

столицы (Тель-Авив), где находится алмазная биржа страны, специализируется

исключительно на частичной переработке и торговле алмазами.

К зонам с ярко выраженной отраслевой специализацией можно также отнести

торговые зоны, оффшорные, туристические и рекреационные зоны.

Отраслевая специализация характерна не только для ЭПЗ, но и для научно-

промышленных парков, большинство из которых ориентированы на разработку и

выпуск наукоемкой продукции. Основными отраслями специализации научно-

промышленных парков являются микроэлектроника, информатика, биотехнология,

генная инженерия. В частности, в Гонконге два НПП специализируются на

разработке новых поколений электронной и электротехнической продукции.

Вместе с тем существуют и нетрадиционные подходы к отраслевой

специализации научно-промышленных парков. Так, например, в Сингапуре в

середине 90-х годов было создано 10 промышленных парков с целью разработки

принципиально новых технологий выращивания овощей и фруктов, разведения

рыбы и использования морепродуктов.

При относительной универсальности некоторая специфика присуща и

оффшорным центрам. В частности ОЦ, специализирующиеся на банковской

деятельности, регистрируются в Швейцарии, Люксембурге, Гонконге, Сингапуре,

Бахрейне и на Каймановых островах. Оффшорные холдинговые компании

доминируют в Лихтенштейне и Швейцарии. Страховые фирмы предпочитают

Бермудские острова, острова Мэн, Гернси, Терке, Кайкос и др. Оффшорные

морские компании регистрируются преимущественно в Либерии, Панаме, Белизе,

Гибралтаре.

По характеру собственности СЭЗ можно разделить на государственные,

частные и смешанные.

Наиболее распространённой в мировой практике формой собственности

является смешанный тип, где наряду с государственной собственностью

присутствует и частная собственность.

Исходя из анализа процесса эволюции форм специальных экономических зон

в мировой экономике можно выделить четыре поколения. К СЭЗ первого

поколения можно отнести зоны свободной торговли, второго — экспортно-

производственные, третьего — технопарки, технополисы, оффшорные центры,

четвертого поколения — эколого-экономические и узкоспециализированные зоны.

Требования по размещению СЭЗ

Исходя из задач, поставленных при формировании той или иной зоны,

предъявляются соответствующие требования и к ее размещению. К наиболее

общим из них относятся:

o благоприятное транспортно-географическое положение по отношению к

внешнему и внутреннему рынкам и наличие развитых транспортных

коммуникаций;

o развитый производственный потенциал, наличие производственной и

социальной инфраструктуры;

o существенный по запасам и ценности природно-ресурсный потенциал (в первую

очередь - запасы углеводородного сырья, цветных металлов, лесных ресурсов

и т.д.).

Поэтому территории, наиболее благоприятные для размещения СЭЗ, имеют,

как правило, приграничное положение по отношению к зарубежным странам, (а в

России, в том числе, - и к бывшим союзным республикам), а также располагают

морскими торговыми портами и магистральной транспортной сетью

(железнодорожной, автодорожной, аэропортами), сложившимися промышленными,

научными и культурными центрами, районами концентрации наиболее ценных

природных ресурсов.

Во многих случаях создание СЭЗ оказывается целесообразным и в районах

нового хозяйственного освоения, не располагающих изначально развитой

промышленностью, производственной и социальной инфраструктурой, но

позволяющих решать важные долгосрочные общегосударственные программы

(укрепление топливно-энергетической и минерально-сырьевой базы страны и

др.).

История организации СЭЗ в России

Процесс создания свободных зон в нашей стране, начавшийся еще в конце

80-х годов, может быть разделен[vi] на несколько этапов.

На первом этапе (конец 80-х - 1990 г.) происходило зарождение самой

идеи. По инициативе правительства СССР была разработана так называемая

единая государственная концепция свободных зон. Свободные зоны

рассматривались как элемент государственной внешнеэкономической политики и

способ стимулирования межгосударственных отношений СССР с зарубежными

партнерами. По форме они должны были быть зонами совместного

предпринимательства, точнее, компактными территориями с высокой

концентрацией предприятий с иностранным участием. Предполагалось, что такие

зоны будут создаваться в регионах с развитым научно-техническим потенциалом

с целью производства наукоемкой продукции на базе соединения советских

технологий и иностранного капитала. Хозяйственно-правовые льготы на

территории зон предусматривались только в отношении предприятий с

иностранным участием и в пределах, определяемых действовавшими в СССР

нормами регулирования иностранных инвестиций.

К началу 90-х годов государственная концепция свободных зон дополнилась

множеством региональных инициатив. Эти инициативы получили свое развитие,

как только в ходе суверенизации союзных республик рассмотрение вопроса о

создании зон было официально перенесено на республиканский уровень: в июле-

сентябре 1990 г. ВС РСФСР принял предложения 11-ти региональных советов

народных депутатов об объявлении их территорий зонами свободного

предпринимательства. Зоны учреждались в городах Ленинграде, Выборге,

Находке, Калининградской, Сахалинской и Читинской областях, в Алтайском

крае, Кемеровской и Новгородской областях, г. Зеленограде, Еврейской

автономной области[vii] [viii]. В 1990-91 гг. Совет Министров или Верховный

Совет РСФСР утвердили по каждой зоне отдельное положение, закреплявшее ее

хозяйственно-правовой статус[ix]. (Заметьте, что в положениях зоны

именовались "свободными экономическими зонами", а не "зонами свободного

предпринимательства", как в вышеупомянутых постановлениях об их

учреждении.) Набор предоставленных зонам льгот был практически одинаковым,

а сами зоны рассматривались уже не только как внешний, но, скорее, как

внутриэкономический феномен, призванный создать противовесы

централизованной системе хозяйствования.

Хотя принятые решения способствовали притоку в зоны иностранного

капитала (росло число совместных предприятий в Находке, Калининграде, на

Сахалине), они не были до конца продуманы ни с точки зрения их

реализуемости, ни по своим последствиям.

Во-первых, предполагаемые масштабы зон, когда они охватывали не только

небольшие территории, но и обширные области и целые края, были заведомо

нереальными из-за требуемых колоссальных капиталовложений и проблем

соблюдения на больших территориях особых таможенных процедур.

Во-вторых, массовая раздача зональных преференций отдельным

территориальным образованиям без четких на то критериев спровоцировала

волну самостийного возникновения новых зональных структур, когда та или

иная территория (город, область, морской порт, центр науки или просто

российская глубинка) объявляла о принятии ею соответствующего статуса,

лоббируя его утверждение в верхах. Как отмечено в [x], руководство России

оказалось под массированным давлением: в 1991 г. около 150 регионов

добивались образования на своих территориях свободных зон. Такая активность

местных властей отражала их стремление хоть как-то бороться с кризисными

процессами, отгородиться с помощью статуса зоны от массы различных проблем,

нахлынувших, как им представлялось, из центра.

В конце 1991-начале 1992 гг., когда российское руководство приняло курс

на широкое открытие экономики в целях ее стабилизации[xi], выборочная

либерализация предпринимательского климата на уровне отдельных зональных

территорий во многом лишалась своего смысла. Принятые в этот период в

Российской Федерации нормативно-правовые акты по регулированию

внешнеэкономической деятельности не предусматривали должных изъятий

применительно к зональным территориям. И хотя действовавшие в зонах

статусные положения формально никто не отменял, налоговые службы

истолковали их как утратившие силу, что фактически упраздняло значительную

часть ранее предоставленных зонам льгот.

Такая неопределенность в законодательно-правовом положении СЭЗ вызвало

беспокойство иностранных инвесторов, расценивших сложившуюся ситуацию как

принципиальный отход правительства от линии на создание зон. Это, а также

просьба руководителей зональных администраций (официальное обращение в

федеральные органы власти весной 1992 г.) гарантировать действие ранее

введенной в зонах системы льгот способствовали выходу в июне 1992 г. указа

президента[xii], в котором было подтверждено действие прежних зональных

преференций для иностранных предприятий и предприятий с иностранными

инвестициями, сохранены отдельные льготы в области внешнеэкономической

деятельности для российских предприятий и даже предусмотрены некоторые

общие дополнительные льготы, нацеленные на облегчение финансирования

объектов инфраструктуры в зонах (предоставление для этих целей бюджетных

кредитов, направление в специальные зональные фонды части средств от

приватизации федеральной собственности и др.). Принятие указа

способствовало тому, что в отдельных, наиболее "продвинутых" зонах

(Находка, Калининград) началась практическая разработка стратегии развития

территории и конкретных инвестиционных проектов по ее обустройству.

Тем не менее, к началу 1993 г. в правительстве возобладала линия на

ликвидацию "суперзон". Подготовленный проект Закона РФ "О свободных

экономических зонах" предусматривал формирование преимущественно микрозон

двух разновидностей - свободных таможенных зон и зон экспортного

производства. В основу отбора зональных территорий был положен принцип

сочетания их выгодного географического положения с минимизацией затрат на

их инфраструктурное обустройство, что обосновывалось необходимостью более

реалистичного подхода к масштабности зональных проектов.

На фактическое закрытие ранее созданных зон были направлены решения,

принятые в июне 1993 г.: законодательное урезание предоставленных зонам

таможенных льгот (Закон РФ "О таможенном тарифе") и очередная отмена

налоговых преференций (письмо ГНС и Минфина РФ[xiii]). И хотя иностранным

инвесторам указом президента[xiv] были даны гарантии по сохранению прежних

условий деятельности на три года вперед, над зонами нависла атмосфера

бесперспективности.

Такое развитие событий, прежде всего, отражало стремление правительства

удержать те или иные территории, претендующие на статус свободной зоны, в

пределах национального экономического пространства.

В результате, к осени 1994 г. наметились следующие контуры российской

зональной политики:

o урезание (до 1-2 кмІ) возможных размеров свободных зон, исключающее

создание относительно крупных комплексных зон свободного

предпринимательства;

o формальное заимствование и перенос на российскую почву простейших

образцов из мировой зональной практики без учета ее перспективных

тенденций и увязки с национальной промышленной политикой;

o усложненная система управления зонами, сопряженная с многочисленными

бюрократическими согласованиями и невозможностью создания зон по

инициативе "снизу".

Ряд регионов, не дожидаясь соответствующих законодательных решений,

начал интенсивную работу по реализации проектов точечных и локальных с

таможенных зон (обустройство территории, создание Компании развития и

т.п.). Они сумели мобилизовать необходимые стартовые средства (кто -

частные, а кто - государственные), и это предопределило их ближайший успех.

Первая по такому пути пошла СЭЗ "Находка": опираясь на правительственное

постановление о принципиальной возможности создавать на своей территории

таможенные зоны[xv], а также - специально предоставленным на эти цели

бюджетным кредитом Минфина (март 1995 г.), она образовала первую подобную

зону уже к лету 1995 г. В том же направлении, но уже без федеральной

государственной поддержки, действовали правительство Московской области

(проект СЭЗ "Шерризон"), мэрия Санкт-Петербурга (свободная таможенная зона

"Гавань"), администрация Ульяновска (аналогичная зона в районе городского

аэропорта).

Напротив, другие крупные территории активизировали усилия по

лоббированию эксклюзивных правительственных решений, гарантирующих им либо

воссоздание прежних, либо получение принципиально новых индивидуальных

преференций. Следует отметить, что правительство - вразрез с собственным

курсом на организацию исключительно локальных СЭЗ - поддалось этому

давлению: был восстановлен режим беспошлинной торговли в пределах

Калининградской области[xvi], а в июле 1994 г. была создана зона

экономического благоприятствования в Ингушетии - "своеобразная модель

оффшорной зоны, весьма далекая от общепринятых стандартов"[xvii]. Причем,

когда в марте 1995 г. все индивидуальные таможенные льготы в РФ были вновь

официально отменены[xviii], борьба территорий за особые привилегии не

прекратилась. В частности, Калининградская область добилась принятия в

ноябре 1995 г. Госдумой РФ отдельного федерального Закона "Об Особой

экономической зоне в Калининградской области", возвращавшего ей режим

таможенной экстерриториальности. 22 января 1996 г. этот Закон был подписан

Президентом.

Говоря по существу, федеральный закон о СЭЗ в Государственной Думе

обсуждается уже более 5 лет. Первый вариант закона был принят

Государственной Думой в апреле 1997 г. Он был одобрен и Советом Федерации,

но Президент Б.Н. Ельцин наложил на него вето. Затем в течение года

законопроект дорабатывался специальной комиссией Совета Федерации,

возглавляемой С. Дудником. 1 декабря 1999 г. законопроект во второй раз был

принят в третьем чтении. Однако в очередной раз в июле 2000 г. он был

отклонен Президентом В.В. Путиным. По словам одного из разработчиков закона

депутата А. Пузановского, будь этот проект принят 5 лет назад, не

находилась бы в подвешенном состоянии СЭЗ «Находка». Постоянные трения с

таможней, налоговой службой, невозможность быстро решать вопросы, связанные

с иностранными инвестициями подрывают доверие зарубежных предпринимателей

не только к этой СЭЗ, но и в целом к политике Правительства РФ[xix].

Немаловажную роль в торможении процессов развития СЭЗ играет и позиция

некоторых членов Правительства РФ. По мнению Т. Мухиной, вице-премьер

В. Христенко своим жестким высказыванием – «Пора положить конец внутренним

оффшорным зонам, деятельность которых приводит к чрезвычайно большим

потерям для федерального бюджета», – фактически ставит крест на развитии

российских СЭЗ в ближайшей перспективе.

II. Анализ развития СЭЗ на примере Оффшорных центров

За всю историю человечества было лишь три великих открытия - огонь,

колесо и центральная банковская система.

Дж. Гелбрейт

Получившие широкое распространение в мировом хозяйстве идеи зон

свободной торговли, экспортно-производственных зон и научно-промышленных

парков сегодня дополняются теорией и практикой создания и развития

оффшорных центров. Мировой оффшорный бизнес играет всё возрастающую роль в

движении как ссудных, так и предпринимательских инвестиций, в обслуживании

внешнеэкономических связей между всеми странами мира.

Мировой опыт оффшоров

В русский язык термин "оффшорный" "оффшор" пришёл из английского языка,

где "off-shore" буквально означает "вне берега", "в открытом море",

"изолированный". В современной экономической литературе этим термином

обозначают одну из разновидностей специальных экономических зон,

специфическую форму организации коммерческой деятельности.

В самом общем виде под оффшорными центрами понимаются страны и

территории, осуществляющие регистрацию иностранных компаний, на

деятельность которых распространяется льготный режим налогообложения.

Компании, зарегистрированные в оффшорных центрах, находятся под юрисдикцией

страны пребывания и обязаны строго соблюдать местное законодательство.

Оффшорные зоны дают использующим их хозяйственным агентам следующие

преимущества: налоговые льготы, значительную свободу, практическое

отсутствие валютного контроля, возможность проведения операций с

резидентами в любой иностранной валюте, списание затрат на месте,

анонимность, секретность финансовых операций (главным образом действует

лишь требование информировать власти о сомнительных операциях, связанных с

наркобизнесом). При этом внутренний рынок ссудных капиталов зоны

изолируется от счетов резидентов. Дело в том, что классический вариант

оффшора предполагает хозяйственную и финансовую деятельность в оффшорной

зоне только нерезидентов.

По налоговым льготам, в свою очередь, возможны варианты. В оффшорных

зонах Ирландии, Либерии налоги не взимаются. В Швейцарии взимаются, но явно

низкие. В оффшорных зонах Лихтенштейна, Антильских островов и Панамы в

момент регистрации фирм в качестве налога выплачивается единая сумма

(паушальный налог). В таких зонах обычно также взимаются ежегодные

регистрационные взносы компаний, сборы за предоставление банковских и

страховых лицензий, лицензий на трастовую деятельность. Можно также

добавить, что если в Ирландии, Швейцарии от оффшорных компаний требуется

лишь минимальный бухгалтерский учет, то на Антильских островах, в Либерии,

Панаме, Лихтенштейне отсутствует даже такое требование. В Западном Самоа

форма и порядок бухгалтерского учета не регламентированы и выбираются

владельцем компании.

Идея оффшорного бизнеса родилась ещё в конце XIX в. и опиралась на

судебные прецеденты британского суда по вопросам налогообложения

иностранных резидентов. Первоначально этот вид бизнеса был связан с

использованием "гавани удобного флота", а затем распространился на сферу

финансов и предоставление различного рода услуг.

Первым историческим прецедентом "налогового убежища" в Европе был г.

Кампионе на границе между Швейцарией и Италией, спонтанно ставший таковым

после отказа обеих стран от налоговой юрисдикции над этим населённым

пунктом.

Однако основы современной практики оффшорного бизнеса были разработаны

и осуществлены британскими юристами, банкирами, страховщиками и

судовладельцами. Поэтому первоначально "налоговые гавани" создавались в

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.