реферат скачать
 

Происхождение человека

Происхождение человека

Содержание:

1. Введение ………………………………………………………….. 3

2. Самопроизвольное зарождение………………….… 6

3. Как же возникла жизнь?………………………………... 7

4. Развитие жизни на Земле (краткий очерк)…. 8

5. Эволюционная теория: драма в биологии…. 12

6. Приговор… из Библии………………………………….. 20

7. Список литературы………………………………………… 29

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении тысячелетий людям казалось очевидным, что живая природа

была создана такой, какой мы ее знаем сейчас, и всегда оставалась

неизменной.

Но уже в глубокой древности высказывались догадки о постепенном

изменении, развитии (эволюции) живой природы. Одним из предтеч эволюционных

идей можно назвать древнегреческого философа Гераклита (VI –V вв. до н.

э.), который сформулировал положение о постоянно происходящих в природе

изменениях («все течет, все изменяется»).

Другой древнегреческий мыслитель – Эмпедокл – в V в. до н. э. выдвинул,

вероятно, одну из древнейших теорий эволюции. Он считал, что вначале на

свет появились разрозненные части различных организмов (головы, туловища,

ноги). Они соединились между собой в самых невероятных сочетаниях. Так

появились, в частности, кентавры (мифические полулюди - полукони). Позднее

будто бы все нежизнеспособные комбинации погибли.

Великий древнегреческий ученый Аристотель выстроил все известные ему

организмы в ряд по мере их усложнения. В XVII в. эту идею развил

швейцарский натуралист Шарль Бонне, создав учение о «лестнице природы». На

первой ступени «лестницы» находились «тонкие материи» – огонь, воздух,

вода, земля; на следующих – растения и животные по степени сложности их

строения, на одной из верхних ступеней – человек, а еще выше – небесное

воинство и Бог. Правда, о возможности перехода «со ступени на ступень»

речи, конечно, не шло, и к эволюции эта система имеет еще весьма отдаленное

отношение.

Первую последовательную теорию эволюции живых организмов разработал

французский ученый Жан Батист Ламарк в книге «Философия зоологии», вышедшей

в 1809 г. Ламарк предположил, что в течение жизни каждая особь изменяется,

приспосабливается к окружающей среде. Приобретенные ею на протяжении всей

жизни новые признаки передаются потомству. Так из поколения в поколение

накапливаются изменения. Но рассуждения Ламарка содержали ошибку, которая

заключалась в простом факте: приобретенные признаки не наследуются. В конце

XIX в. немецкий биолог Август Вейсман поставил известный эксперимент – на

протяжении 22 поколений отрезал хвосты подопытным мышам. И все равно

новорожденные мышата имели хвосты ничуть не короче, чем их предки.

Английский ученый Чарлз Дарвин в отличие от Ламарка обратил внимание на

то, что хотя любое живое существо изменяется в течение жизни, но и

рождаются особи одного вида неодинаковыми. Дарвин писал, что опытный фермер

различает каждую из овец даже в большом по численности стаде. Например,

шерсть их может быть светлее или темнее, гуще или реже и т. п. В обычных

условиях среды такие различия несущественны. Но при перемене условий жизни

эти мелкие наследственные изменения могут давать преимущества их

обладателям. Среди множества бесполезных и вредных изменений могут

встречаться и полезные.

Рассуждая таким образом, Дарвин пришел к идее естественного отбора.

Особи с полезными отличиями лучше выживают и размножаются, передают свои

признаки потомству. Поэтому в следующем поколении процент таких особей

станет больше, через поколение – еще больше и т. д. Таков механизм

эволюции. Дарвин писал: «Можно сказать, что естественный отбор ежедневно и

ежечасно расследует по всему свету мельчайшие изменения, отбрасывая дурные,

сохраняя и слагая хорошие, работая неслышно и невидимо…»

Эволюция разных видов идет с разной скоростью. К примеру,

беспозвоночные, относящиеся к типу плеченогих, почти не изменились за

последние 440 млн. лет. А в роде Человек, по данным палеонтологов, за

последние 2 млн. лет возникло и вымерло несколько видов.

Конечно, взгляды на теорию эволюции не остались неизменными со времен

Дарвина. К примеру, Дарвин счел очень серьезным возражение против своей

теории, выдвинутое английским инженером Ф. Дженкином (оно получило название

«кошмара Дженкина»). Дженкин рассуждал так: допустим, у одной особи

случайно появился какой-то полезный признак. Но у ее потомства этот признак

«разбавится» ровно вдвое, у следующего поколения – еще более уменьшится,

пока совершенно не «растворится» и не будет утрачен. В то время считалось

(так думал и Дарвин), что у потомства признаки родителей могут сливаться

(скажем, у белых и черных мышей родится потомство серого цвета). Это

распространенное заблуждение опровергли только открытия Грегора Менделя,

которые Дарвину еще не были известны.

В своей аргументации Дарвин опирался на множество примеров

искусственного, проводимого человеком отбора (с помощью которого были

созданы многие породы домашних животных и культурных растений). Но Дарвин

не сумел представить ни одного убедительного примера происходящего в

природе естественного отбора. Такие примеры были описаны учеными только в

XX в. Самый известный из этих примеров – с бабочкой березовой пяденицей в

Англии. Осматривая в 1950 г. коллекции бабочек, собранные за предшествующие

сто лет, биологи обнаружили, что бабочки с черными крыльями встречались все

чаще, а с серыми – все реже. Оказывается, днем пяденицы неподвижно сидят на

стволах деревьев, полагаясь на свою маскирующую окраску. В XIX в. серая

окраска превосходно скрывала бабочек на фоне лишайников, которыми были

покрыты деревья. Но по мере того как загрязнение воздуха в Англии

усиливалось, лишайники вымирали, а стволы становились черными от копоти. На

темном фоне серые бабочки стали заметными для своих главных врагов – птиц.

Черная же форма оказалась хорошо замаскированной. В результате соотношение

черных и серых бабочек неуклонно изменялось в пользу черных. (Отметим, что

единицей эволюции всегда является не особь, а популяция, т. е. Группа

особей (в данном случае – пядениц), обитающих рядом друг с другом и

скрещивающихся между собой).

Еще более яркий пример естественного отбора – возникновение

устойчивости к ядохимикатам у насекомых. Профессор Кэролл Уильямс писал,

что в начале 40-х гг. XX в. «в руках человека оказалось мощное оружие. Это

был ядохимикат ДДТ, который, как всемогущий ангел-мститель, обрушивался на

вредных насекомых. После первого же соприкосновения с ним комары, мухи,

почти все насекомые срывались в штопор, падали, час-другой жужжали, лежа на

спине, а потом погибали». Первые сообщения об устойчивости насекомых к ДДТ

появились в 1947 г. и касались комнатной мухи. Из полчищ вредных насекомых

систематически выживали лишь немногие, случайно оказавшихся более

устойчивыми к яду. Но каждый следующий год в живых оставалось все более и

более стойкое потомство. «Несколько лет спустя, - писал Уильямс, - комары,

блохи, мухи и другие насекомые уже перестали обращать внимание на ДДТ.

Скоро они начали его усваивать, потом полюбили». Такая устойчивость была

обнаружена более чем у 200 видов насекомых, и список этот продолжал расти.

Совершенно аналогична история «привыкания» болезнетворных бактерий к

антибиотикам и многим другим лекарствам.

САМОПРОИЗВОЛЬНОЕ ЗАРОЖДЕНИЕ

В течение долгих веков, свято веря в акт Божественного творения, люди,

кроме того, были твердо убеждены, что жизнь постоянно зарождается

самопроизвольно.

Еще древнегреческий философ Аристотель писал, что не только растения,

черви, насекомые, но даже рыбы, лягушки и мыши могут рождаться из влажной

почвы или гниющего ила.

Голландский ученый Ян ван Гельмонт в XVII в. описал свой опыт,

утверждая, что живые мыши якобы зарождались у него из грязного белья и

горсти пшеницы, запертых в шкафу.

Другой натуралист, Гриндель фон Ах, так рассказывал о якобы

наблюдавшемся им самозарождении живой лягушки: «Хочу описать появление на

свет лягушки, которое мне удалось наблюдать при помощи микроскопа. Однажды

я взял каплю майской росы, и тщательно наблюдая за ней под микроскопом,

заметил, что у меня сформировывается какое-то существо. Прилежно наблюдая

на второй день, я заметил, что появилось уже туловище, но голова еще

казалась не ясно сформированной; продолжая свои наблюдения на третий день,

я убедился, что наблюдаемое мною существо есть ни что иное, как лягушка с

головой и ногами. Прилагаемый рисунок все объясняет».

В 1688 г. итальянский ученый Франческо Реди решил проверить идею

самопроизвольного зарождения жизни. Он рассказывал о своем опыте: «Я взял

четыре сосуда, поместил в один из них мертвую змею, в другой – немного

рыбы, в третий – дохлых угрей, в четвертый – кусок телятины, плотно закрыл

их и запечатал. Затем я поместил то же самое в четыре других сосуда,

оставив их открытыми. Вскоре мясо и рыба в открытых сосудах зачервивели.

Можно было видеть, как мухи свободно залетают в сосуды и вылетают из них.

Но в запечатанных сосудах я не увидел ни одного червяка, хотя прошло много

дней после того, как в них была положена дохлая рыба и мясо».

В 1675 г. итальянский ученый Ладзаро Спаланцани прокипятил в запаянном

сосуде крепкий мясной бульон. Прошло несколько дней, но никаких признаков

жизни в бульоне не обнаружилось.

Наконец, в 1860 г. Луи Пастер с помощью ряда блестящих опытов, похожих

на опыт Спалланцани, окончательно доказал, что жизнь в современных условиях

не самозарождается. Он показал, что даже бактерии могут возникать только от

других бактерий.

КАК ЖЕ ВОЗНИКЛА ЖИЗНЬ?

Опыты Пастера не разрешили вопрос о происхождении жизни, а поставили

его с новой остротой. Если жизнь в современных условиях не самозарождается,

то когда и как она возникла впервые?

Наблюдаемая нами Вселенная, по данным современной науки, возникла в

результате Большого Взрыва около 15-20 млрд. лет назад. Возраст нашей

планеты – около 5 млрд. лет. Сейчас большинство ученых склоняется к мнению

о том, что жизнь зародилась на Земле на заре ее существования.

Древнейшая Земля весьма мало напоминала планету, на которой мы живем.

Ее атмосфера состояла из водяных паров, углекислого газа и, по одним

данным, - из азота, по другим – из метана и аммиака. Кислорода в воздухе

безжизненной планеты не было. И, надо сказать, отсутствие кислорода было

необходимо для возникновения жизни. Возможно, что необычное словосочетание

«смертоносный кислород» вызовет некоторое удивление. Между тем кислород

разрушительно действует на органические молекулы. Мы привыкли к его

воздействию, но на Земле и сейчас есть бактерии, которые воспринимают

кислород как яд и в его присутствии жить не могут. Кислородная атмосфера

делает невозможным в наше время самозарождение жизни.

Итак, в атмосфере древней Земли гремели грозы, ее пронизывало жестокое

ультрафиолетовое излучение Солнца, на планете извергались вулканы.

Под влиянием всех этих воздействий в первичном океане, покрывавшем

поверхность Земли, образовывались органические вещества – простейшие

«кирпичики», из которых строится все живое. В наше время их немедленно

поглотили бы бактерии и грибы. Но тогда их еще не было, и поэтому

органические вещества накапливались, пока весь первичный океан не

превратился в «теплый разбавленный бульон».

Такое предположение впервые высказал в 1922 г. советский биолог

Александр Опарин.

В 1953 г. американский биолог Стэнли Миллер решил проверить гипотезу

Опарина и воспроизвел в специальной установке природные условия древней

Земли. В стеклянном сосуде находились нагретая вода («океан») и смесь газов

– аммиака, метана и водорода («первичная атмосфера»). Через «атмосферу»

проскакивали искры – «молнии». Опыт продолжался в течении недели.

Через неделю «первичный бульон» проанализировали и нашли в нем многие

органические вещества, в том числе 5 аминокислот. В другой раз в результате

такого же опыта были обнаружены даже нуклеиновые кислоты – цепочки, длиной

до шести звеньев.

Согласно одной гипотезе, содержание органических веществ выше всего

было в высыхающих лужах, оставшихся на берегу океана после отлива. Здесь

образовывались цепочки белков и нуклеиновых кислот. При этом чем длиннее

была цепочка, тем она была устойчивее. Она закручивалась в клубок, который

разрушался уже не так легко.

Опарин считал, что главная роль в превращении неживого в живое

принадлежала белкам. В «первичном бульоне» образовывались «сгустки» белка

«коацерваты). Они могли вбирать в себя новые питательные вещества,

разбиваться на более мелкие капельки. Конечно, они еще не были живыми.

По словам Опарина, расстояние от этих «сгустков» до самых примитивных

бактерий ничуть не меньше, чем от амебы до человека. Главное, что отличало

«сгустки» от клеток, - неспособность точно воспроизводить самих себя.

Чтобы «штамповать» одинаковые белки, нужна матрица. В ныне живущих

организмах (от бактерий и вирусов до человека) этой матрицей служат

нуклеиновые кислоты (РНК, ДНК).

В какой момент белковые «сгустки» «перешагнули» порог живого? Тогда,

когда включили в себя нуклеиновые кислоты, которые позволили создавать хотя

бы грубые, приблизительные копии уже имеющихся белков. Это были уже зачатки

примитивных клеток.

Один из скептиков высказал мнение, что возникновение жизни в результате

перечисленных процессов столь же неправдоподобно, как сборка самолета

«Боинг-747» в результате урагана, пронесшегося над мусорной свалкой. Но не

будем забывать, что на протяжении длительного времени (миллиарда лет) в

огромном пространстве, где происходил «опыт» (весь земной океан), самое

маловероятное событие могло стать почти неизбежным.

Развитие жизни на земле (КРАТКИЙ ОЧЕРК)

Докембрий. Самая древняя эпоха развития жизни – докембрийская – длилась

невероятно долго: свыше 3 млрд. лет.

Выше было рассказано об условиях, в которых жили первые живые

организмы. Пищей им служил «первичный бульон» окружающего океана или их

менее удачливые собратья. Постепенно, однако, в течение миллионов лет этот

бульон становился все более «разбавленным», и, наконец, запасы питательных

веществ исчерпались.

Развитие жизни зашло в тупик. Но эволюция благополучно нашла из него

выход. Появились первые организмы (бактерии), способные с помощью

солнечного света превращать неорганические вещества в органические.

Чтобы строить свои организмы, всему живому требуется, в частности

водород. Зеленые растения получают его, расщепляя воду и выделяя кислород.

Но бактерии этого делать еще не умеют. Они поглощают не воду, а

сероводород, что гораздо проще. При этом выделяется не кислород, а сера.

(Поэтому на поверхности некоторых болот можно встретить пленку из серы).

Так и поступали древние бактерии. Но количество сероводорода на Земле

было довольно ограничено. Наступил новый кризис в развитии жизни.

Выход из него «нашли» сине-зеленые водоросли. Они научились расщеплять

воду. Молекулы воды – непростой «орешек», не так-то легко «растащить»

водород и кислород. Это в 7 раз труднее, чем расщепить сероводород. Можно

сказать, что сине-зеленые водоросли совершили настоящий подвиг. Это

произошло 2 млрд. 300 млн. лет назад.

Теперь в качестве побочного продукта в атмосферу начал выделяться

кислород. Накопление кислорода представляло серьезную угрозу для жизни.

Начиная с некоторого времени новое самозарождение жизни на Земле стало

невозможным – содержание кислорода достигло 1% от современного. А перед

живыми организмами встала новая проблема – как бороться с возрастающим

количеством этого агрессивного вещества.

Но эволюция сумела преодолеть и это испытание, одержав новую блестящую

победу. Через небольшой промежуток времени на Земле появился первый

организм, «вдохнувший» кислород. Так возникло дыхание.

До этого момента живые организмы жили в океане, укрываясь в водной

толще от губительных для всего живого потоков солнечного ультрафиолета.

Теперь благодаря кислороду в верхних слоях атмосферы возник слой озона,

смягчивший излучение. Под защитой озона жизнь смогла выйти на сушу.

Американский писатель-фантаст Клиффорд Саймак в повести «Кто там в

толще скал?» так описывает воображаемое путешествие своего героя во времени

– в докембрий: «Дышать было трудно. Кислорода еще хватало, хоть и с грехом

пополам, - из-за этого он и дышал гораздо чаще обычного. Отступи он в

прошлое еще на миллион лет – кислорода перестало бы хватать. А отступи еще

немного дальше – и свободного кислорода не оказалось бы совсем.

Всмотревшись в береговую кромку, он приметил, что она населена

множеством крохотных созданий, снующих туда-сюда, копошащихся в пенном

прибрежном соре или сверлящих булавочные норки в грязи. Он опустил руку и

слегка поскреб камень, на котором сидел. На камне проступало зеленоватое

пятно – оно тут же отделилось и прилипло к ладони толстой пленкой, склизкой

на ощупь.

Значит, перед ним была первая жизнь, осмелившаяся выбраться на сушу, -

существа, не готовые, да и не способные оторваться от подола ласковой

матери-воды, которая бессменно пестовала жизнь с самого ее начала.

Здесь происходило многое, что даст себя знать в грядущем, но

происходило тайно, исподволь. Снующие козявки и осклизлый налет на скалах –

отважные в своем неразумии предвестники далеких дней – внушали почтение…»

В течение докембрия природа сделала еще целый ряд замечательных

«изобретений». В какой-то момент в клетках образовалось ядро. Примерно

тогда же возникло половое размножение, резко ускорившие темпы эволюции.

Появились первые многоклеточные существа.

К концу докембрия земные моря населяли разнообразные животные: медузы,

плоские черви, губки, полипы. Все они были мягкотелыми, лишенными скелета.

Возникновение у животных скелета – раковин, панцирей и т. д. – обозначило

начало новой геологической эры.

ЭРА ДРЕВНЕЙ ЖИЗНИ (ПАЛЕОЗОЙСКАЯ). Палеозойская эр, начавшаяся 570 млн.

лет назад, длилась 340 млн. лет. Ученые делят ее на шесть периодов.

Самый ранний из них – кембрий (он продолжался 70 млн. лет). В этот

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.